НОВОСТИ ФУТБОЛА | СТАТЬИ | ОБЗОРЫ | ВИДЕО | РЕЗУЛЬТАТЫ LIVE | КОНТАКТЫ | КОТИРОВКИ
    

###Дмитрий Чигринский: "Главный трофей – это любовь к футболу" ###

Дмитрий Чигринский побывал в гостях у hotsport.com.ua

ШКОЛА В ТРУДНОДОСТУПНОМ МЕСТЕ

— Здравствуйте Дмитрий. Спасибо, что нашли время и пришли к нам в гости.

— Спасибо вам, что пригласили.

— Вы родились в небольшом городе Изяслав в Хмельницкой области. Когда последний раз были в родном городе?

— Давно это было. Уже несколько лет не приезжал в Изяслав. Дело в том, что мои родители достаточно давно переехали в Хмельницкий. У меня редко появляется возможность попасть домой к родителям, а об Изяславе сейчас не может быть и речи.

В виду того, что у нас такой плотный график практически невозможно, куда-либо выбраться. Допустим, в этом году во время летнего отпуска у меня проходил процесс реабилитации после травмы. Естественно, я не отдыхал. Зимой, как правило, хочется поближе к солнцу, стараюсь выезжать в теплые края. А в Изяславе уже, наверное, не был года четыре.

— Тем не менее, в Изяславе прошло ваше детство, и были сделаны первые шаги в футболе. Как произошло знакомство с футболом?

— Как произошло знакомство с футболом? Мяч схватил в руки, вот и все. Так и познакомились. Помню, что в футбольную секцию меня отвел мой двоюродный брат Саша, который в то время уже занимался футболом.

Тогда у нас в городе был набор ребят по школам. Но школа №3, в которой я учился, была небольшой и до нас, как то не дошли. Наверное, это было труднодоступное место, до нас просто не добрались (Смеется). В общем, в нашей школе отбор не осуществлялся. Хотя отбор, это громко сказано. Брали всех желающих.

Естественно, я тоже был желающим и в итоге меня привел в секцию брат, я начал тренироваться. Никаких нормативов сдавать не пришлось.

— Дома дополнительно с мячом не работали? Люстры, стекла разбитые были?

— Нет, я предпочитал играть на улице. Наверное, как и все дети времен Советского Союза. Двор был лучшим полем, лучшей площадкой для меня. Дома вроде бы ничего не разбивал.

ИГРА С ЮРОЙ В ЧЕМПИОНАТАХ ИТАЛИИ И АНГЛИИ

— То есть – грунт, пыль, футбол до сумерков?

— Да, так и было. Еще до того, как брат отвел меня в секцию, днями напролет с утра до вечера играл во дворе в футбол. Если не играл в футбол, то просто возился с мячом, бил по воротам.

Очень хорошо помню своего друга Юру, он был вратарь, а я полевой игрок. У нас был мяч, и мы вдвоем разыгрывали целые чемпионаты. Я пробивал ему сначала за одну команду, потом за другую, по очереди проводил атаки за каждую команду, такой открытый футбол получается.

Мы вели специальные тетради, в которые записывали все результаты воображаемых матчей. Таким образом, мы проводили чемпионаты Италии, Англии. Все было очень серьезно. Каждый тур, все матчи были расписаны, играли по календарю. В общем, все было вполне серьезно (улыбается). Хватали сетку для ворот, мяч и бежали на стадион. Не что не могло остановить, проводили эти чемпионаты в любую погоду. Для Англии дождь помехой быть не мог.

— В детской футбольной школе сразу стали защитником?

— Детьми мы все в душе были форварды. А центральным защитником я стал уже в львовском спорт-интернате. Да и то, так получилось, что не тренера меня определили на эту позицию, я сделал выбор сам или можно сказать, в какой-то степени, этому поспособствовал случай.

На отборе в интернат было около сотни ребят. Из них отобрали человек двенадцать, четырнадцать, среди которых оказался и я. Но когда начались матчи в первенстве города, оказалось, что у нас в команде все игроки атакующего плана, нападающие и полузащитники. И я был не исключение, играл под нападающими, справа в средней линии, в общем, был футболистом созидательного плана. В итоге тренер был вынужден переквалифицировать некоторых ребят. Он спросил, кто может сыграть в центре защиты? Я ответил, что я могу выйти на этой позиции. Помню, что играли мы тогда с «Карпатами – 2», по-моему, ребята там были моложе нас на год или два. Наш интернат провел хороший матч, мы не пропустили и выиграли со счетом – 4:0. В общем, тренер остался доволен моими действиями в защите.

После этой игры тренер мне обещал, что, как только найдет центрального защитника, сразу же вернет меня на привычную позицию впереди. Но в итоге так и не перевел.

— Зато впоследствии футбольный мир узнал защитника Дмитрия Чигринского…

— Всему виной случай. Не проявил бы тогда инициативу, кто знает, на какой бы позиции потом играл? Хотя, я не думаю, что что-то в жизни происходит случайно. Возможно, рано или поздно все равно бы переквалифицировался в центрбека.

В любом случае, когда с детства играешь на определенной позиции, приобретаются какие-то навыки, доводишь свои действия на поле до автоматизма.

Я центральный защитник, но, наверное, нельзя говорить, что на другой позиции меня невозможно представить. Если бы действовал и дальше в центре поля, никто не знает, как бы все сложилось. Возможно, уверенно чувствовал бы себя на другой позиции. А когда с двенадцати лет играешь в центре обороны, то естественно вырабатываются определенные навыки, свойственные этой позиции. Но при этом, в футболе, особенно на высоком уровне, нужно уметь все. Нужно понимать игру и быть адаптированным к любой позиции.

ГИТАРА, ВЕРОН И ФУТБОЛЬНЫЙ ЗВЕРЬ С ПОДНЯТЫМ ВОРОТНИЧКОМ

— Дмитрий, была ли в детстве альтернатива футболу?

— Да нет. Особо никаких увлечений помимо футбола не было. Хотя, был один момент. Мама по своей инициативе отвела меня в музыкальную школу, на гитару. Там уже определили, что у меня очень хороший слух, но в итоге я на уроках музыки так ни разу и не появлялся. Все это быстро закончилось.

Сейчас, не то, чтобы жалею, что не стал заниматься музыкой, но думаю – вот если бы удалось еще и гитару совместить с футболом? Было бы здорово. Но с другой стороны, все свое свободное время посвящал футболу. Тогда и в мыслях, ни какой альтернативы любимому делу не было.

— Любимые команды, футболисты в детстве наверняка были?

— Конечно, были. Все детство, сколько себя помню, болел за «Манчестер Юнайтед». Очень нравилась мне эта команда. С самого раннего детства любимым футболистом был Эрик Кантона. Я помню, когда он отсидел свой срок за удар ногой болельщику в грудь, следил за новостями по телевидению. После долгой дисквалификации и исправительных работ он снова вышел на поле в составе «Манчестера» и они тогда сыграли вничью – 2:2. Кантона ударом с пенальти сравнял счет. Воспоминания с того времени сохранились обрывками. Не знаю, может я был слишком восприимчивым, но на меня произвело впечатление его возвращение после долгой отлучки от футбола. Сложился четкий образ великого игрока – поднятый воротничок, просто футбольный зверь.

После этого Кантона отыграл всего два, три года и завершил карьеру, но я по-прежнему продолжал подражать. Мне хотелось быть похожим на кумира. На поле старался двигаться, как Кантона, играл с поднятым воротничком под седьмым номером (смеется). Сейчас это вспоминается с улыбкой, а тогда все было достаточно серьезно.

Затем, когда стал чуть постарше и на одном из украинских телеканалов стали транслировать матчи чемпионата Италии, я был под большим впечатлением от игры Верона. Он здорово играл в «Парме», которая в то время была одним из лучших клубов Серии А, затем играл в «Лацио», а в последствии и вовсе перешел в английский «Манчестер Юнайтед», мой любимый клуб. Можете себе представить, счастье то, какое привалило.

К тому же у меня была видеокассета с лучшими голами Серии А сезона 1995/1996, когда Верон играл за «Сампдорию». Его партнерами по команде были Михайлович, Манчини, Монтелла, просто сумасшедшая команда тогда была. Верону было двадцать два года, но он провел очень хороший сезон и был одним из лучших игроков чемпионата Италии.

Как сейчас помню. В одном из матчей того сезона Михайлович подал с углового на угол штрафной, Верон набежал, и слета вколотил мяч в дальнюю девятку. Это был шикарный гол! Такие моменты бесследно не проходят. В дальнейшем я следил за его карьерой вплоть до его перехода из «Интера» в аргентинский «Эстудиантес».

Не могу назвать Верона своим кумиром. В отличие от Кантона, аргентинцу не подражал. Но его игрой восхищался всегда.

— Верон был сыном знаменитого футболиста, который выигрывал межконтинентальный кубок. В какой-то степени ему было легче стать профессиональным игроком, нежели парню из Изяслава?

— У каждого своя история. Кто-то может говорить, что прошел тяжелый путь, но в моем случае это не так. Когда сильно любишь футбол, то даже не допускаешь мысли, что может что-то не получиться. Кажется, что все выходит достаточно легко. Конечно, были моменты, когда все буквально висело на волоске, были травмы. Тем не менее, сомнений в том, что стану футболистом у меня не было.

Футбол всегда был со мной, я знал, что он никуда от меня не денется. Переходя с одного уровня на другой, более высокий, я воспринимал это, как должное, а не хлопал в ладоши.

ЕЛКИ-ПАЛКИ, РЕБЯТ ОТЧИСЛИЛИ ИЗ ИНТЕРНАТА!

— Из футбольной секции Изяслава вы попали в львовский спорт-интернат. Кто-то из ребят, с которыми занимались в Львове, стал профессиональным футболистом?

— Да, к примеру, в «Волыни» играет полузащитник Олег Герасимюк. Год мы вместе учились в интернате, но затем его отчислили. Тренера уже тогда отдавали предпочтение рослым и потенциально физически крепким ребятам. А Олег был совсем небольшого роста, худенький. За год он не прибавил ни в росте, ни в весе и в итоге его и еще одного парня – Олега Шептицкого, который пару лет назад играл в Высшей лиге за ахтырский «Нефтяник», исключили из интерната.

Тогда – это казалось серьезной проблемой. Мы думали – елки-палки, ребят отчислили, что с ними будет дальше? Но я рад, что у них все получилось и они вопреки трудностям стали профессиональными футболистами. И они могут себя реализовать еще лучше. А в тот момент отчисление из интерната воспринимали, так, как будто жизнь остановилась.

— А как попали в академию «Шахтера»?

— Мне тогда было пятнадцать лет. В львовском спорт-интернате я провел три года. После первого года нас поставили на родительский контракт с «Карпатами». Естественно, в силу возраста мы сами не могли подписывать соглашения. Контракт был рассчитан на два года. Мы получали чисто символическую сумму, порядка ста гривен в месяц. Но, понятно, что все были довольны, в той ситуации счастье было точно не в деньгах. Приятно было причаститься к «Карпатам», представлять клуб.

Время шло, а контракт с львовским клубом мы не продлевали. В итоге несколько игроков «Карпат», в том числе и меня стали вызывать в юношескую сборную Украины. И на турнире в Молдове, который мы выиграли, на мою игру обратил внимание Алексей Чередник, селекционер «Шахтера».

Так же моему переходу в «Шахтер» поспособствовал тренер юношеской сборной Валентин Трофимович Луценко. Не в последнюю очередь, благодаря его рекомендациям я оказался в Донецке. Хотя я не скрываю, что в тот момент у меня был вариант и с киевским «Динамо». Так что у меня был выбор.

— Выбор между принципиальнейшими соперниками – «Шахтером» и «Динамо»…

— Не секрет, что в то время вся Украина болела за «Динамо». В девяностые киевский клуб был вне конкуренции, он регулярно становился чемпионом страны и был лицом отечественного футбола на европейской арене. После возвращения Лобановского «Динамо» отлично играло в Лиге чемпионов. Шевченко, Ребров, да всех футболистов киевлян можно отметить. Вспомните матчи с «Барселоной», «Реалом». «Динамо» играло просто в сумасшедший футбол, болеть за них было легко. Но когда уже занимаешься футболом профессионально, а я считаю, что профессиональный футбол начался еще в спорт-интернате, уже приоритеты могут меняться.

Откровенно говоря, гегемония «Динамо» всем поднадоела, а «Шахтер» уже пытался бросать перчатку лидеру. В Львове тогда всем понравилось, что в Украине появилась дерзкая команда, которая пытается соперничать с «Динамо». И в момент, когда нужно было выбирать между двумя клубами, мои симпатии уже однозначно были на стороне «Шахтера».

ШКОЛА ГРОЗНОГО, ЭКСТАЗ И БЛАЖЕНСТВО

— Воспитаннику академии было не просто закрепиться в основе «Шахтера». Профессиональному росту поспособствовал переход на правах аренды в запорожский «Металлург»?

— После того, как «Шахтер» возглавил Мирча Луческу, он начал привлекать к основе меня и Дениса Кулакова. Мы полноценно тренировались с первой командой. В первый сезон Мистера в «Шахтере» я раз семь был в заявке на матчах чемпионата. На поле не выходил, но это не удивительно, я был еще слишком молод. Мне было семнадцать, восемнадцать лет.

Затем я получил серьезную травму и выбыл из строя на продолжительный срок. У меня был надрыв бедра, и я пропустил около пяти месяцев, пережив три рецидива. Выздоровел только к концу чемпионата. В летнее межсезонье Мирча Луческу взял меня на подготовительный сбор в Швейцарию, после которого предложил вариант с арендой в запорожский «Металлург», который возглавлял Валерий Иванович Яремченко. Разумеется, я сразу согласился, мне нужна была игровая практика.

Признаюсь, что тогда у меня были мысли, что если отправляют из «Шахтера» в аренду, то уже расстаются. Но только попал в Запорожье, сразу понял насколько все здорово и круто. Это была отличная возможность для профессионального роста. В «Металлурге» не смотрели в паспорт, никаких скидок для молодого футболиста не было. Выходи и доказывай свои амбиции игрой.

После нескольких матчей чемпионата Яремченко на посту главного тренера сменил Грозный. С Вячеславом Викторовичем мы прекрасно сработались. Он многому меня научил в плане понимания игры, тактики. Да и в плане психологии у Грозного я прибавил. Этот специалист изменил мое отношение к некоторым вещам. В общем, полгода в «Металлурге» были очень хорошими и я серьезно прибавил. Можно сказать, что вернулся в «Шахтер» уже не много закаленный Высшей лигой.

После зимнего сбора с «горняками» в ОАЭ Мирча Луческу сказал мне, что в арену я не ухожу и остаюсь полноправным игроком «Шахтера».

— Это прибавило уверенности в собственных силах?

— Уверенность была и раньше. Как я уже говорил, я не обращаю внимания на локальные успехи. Не люблю подводить промежуточные итоги. Я очень люблю футбол и мне приятно уже просто в нем находиться. Для меня – это самое главное в жизни, высший экстаз.

Состояние пребывания внутри футбола принимает разную окраску в зависимости от результата матчей и турниров. Но в целом – это состояние блаженства. Любовь к футболу – это главный трофей.

ФИНАЛЬНЫЙ СВИСТОК И ЕЛКИ-ПАЛКИ – КУБОК УЕФА

— Победу в Кубке УЕФА тоже восприняли с холодной головой?

— Вы знаете, было такое ощущение, что тогда некогда было даже голову поднять, что бы взглянуть уже на пройденный этап. Все было настолько стремительно. Матч за матчем, стадия за стадией. Помню, как после финального свистка в матче с «Вердером» мы с Сашей Кучером переглянулись и Саня говорит: «Елки-палки, выиграли Кубок УЕФА! Ты можешь себе представить?».

Но затем, когда вернулись в Украину, на фоне всенародной радости в полной мере ощутили масштабность победы.

— А тяжело вообще ожидание еврокубкового финала?

— Я бы не сказал, что мы нервничали. Все ребята были спокойными и уверенными в своих силах. Когда мы прилетели в Стамбул, Мистер излучал спокойствие, наверное, оно передалось и игрокам. Возможно, на нашего тренера положительно действует аура этого города, в котором к нему очень хорошо относятся. У всех была уверенность, что «Шахтер» должен выиграть трофей.

Похожий настрой был и в прошлом сезоне. Мы не заглядывали далеко вперед по турнирной сетке Лиги чемпионов. Сосредотачивались исключительно на ближайшем противостоянии, выходили и играли. В итоге дошли до четвертьфинала.

— В 2008 году «Шахтер» в групповом турнире Лиги чемпионов дважды сыграл с «Барселоной». Ходили слухи, что уже после этих матчей вами заинтересовался главный тренер «Барсы» Хосеп Гвардиола?

— Нет, тогда естественно еще ничего об этом не знал. Но, когда уже оказался в «Барсе» Гвардиола мне говорил, что перед донецким матчем «Барселоны» с «Шахтером» они анализировали нашу выездную игру с «Базелем» и сотрудник научной группы обратил его внимание на меня.

Гвардиола сказал, что после поединка с «Шахтером» в Донецке он только убедился в том, что я хороший центральный защитник и после этого следил за моей игрой. Научная группа регулярно делала наставнику «Барселоны» видео-подборки с моей игрой. Так, что Гвардиола постоянно держал руку на пульсе.

— Летом 2009 года то и дело муссировались слухи о трансфере Чигринского в «Барселону». Но достаточно долго дальше разговоров дело не заходило. Подобная неопределенность выбивала из колеи?

— Не могу сказать, что эта неопределенность не выбивала из колеи. Конечно, это была не простая ситуация. Я тогда много по этому поводу общался и с президентом и с главным тренером. У меня была четкая позиция. Я сразу сказал Ринату Леонидовичу, что решение по моему возможному переходу в «Барселону» должно быть коллективным. Придерживался того мнения, что этот трансфер мог состояться лишь в том случае, если на него дадут добро президент и Мистер.

Я был спокоен. В принципе, если бы я остался в «Шахтере» то воспринял бы это нормально. Наверное немного выбивала из колеи ситуация с Лигой чемпионов. Буду ли я заигран в матчах квалификации с «Тимишоарой» или нет? Когда говорили, что я играть не буду, то естественно это подразумевало, что переход в «Барсу» достаточно близок и актуален. Затем тебя выпускают на замену и все кардинально меняется.

Не последнюю роль играла и сумма трансфера. Изначально «Барселона», насколько я знаю, предлагала десять миллионов, затем эта сумма росла, и в итоге переход состоялся за 25 миллионов.

Чтобы отвлечь себя от всей этой суеты я много работал на тренировках и пытался сосредоточиться исключительно на игре за «Шахтер».

«ГРАНАТОВО-СИНЯЯ» РУКА ПОМОЩИ И СПЕЦИФИЧЕСКИЙ ИБРА

— Перед отправлением в Монако на матч за Суперкубок Европы вы уже знали, что переходите в «Барселону». Каково играть последний матч в составе родной команды с коллективом, полноправным членом, которого станешь уже после финального свистка?

— Не было никакого особенного ощущения. После матча с «Сивасспором» мы встретились с президентом и Мистером в «Донбасс Паласе». Поговорили. Ринат Леонидович сказал, что «Барселона» предлагает 25 миллионов, и он готов меня отпустить. К тому же президент ранее обещал, что в случае непопадания «Шахтера» в групповой раунд Лиги чемпионов он просто не имеет права меня держать.

Мистер тоже был согласен, он сказал, что переход его футболиста в «Барселону» это победа для него, как для тренера.

В итоге, было принято решение, что я сыграю за Суперкубок и после этого уже переезжаю в Барселону. Я отнесся к этому спокойно. Если думать, что выйдешь на поле, плохо отыграешь против команды, в которую перейдешь после матча, то многие могут подумать о какой-либо предвзятости. Тогда возможно будет тяжело. У меня подобных мыслей не было. Я выходил на поле в форме родной команды вместе с партнерами, с которыми прошел длинный и тяжелый путь. Мы все, как одна большая семья.

— Дмитрий, как вас приняли в новой команде?

— В «Барсе» приняли просто отлично. Главный феномен этого клуба заключается в прекрасной внутренней атмосфере. Речь идет не только об игроках, это касается всех клубных работников, тренеров, медиков и так далее. В «Барселоне» очень теплые отношения между всеми, каждый готов в трудную минуту протянуть руку помощи.

У новичка сразу возникает ощущение, что он является частью клуба. Быть игроком «Барселоны» очень комфортно.

— С кем в «Барсе» сложились наиболее приятельские отношения, с кем больше общались?

— С Максвеллом. С ним начали хорошо общаться с первого дня моего пребывания в «Барселоне». Так же много общались со Златаном Ибрагимовичем. Мы втроем были новичками команды, и вполне логично, что сразу нашли общие темы для общения.

Но с Максвеллом общались, естественно больше (улыбается). Естественно, потому что Ибра очень специфический человек!

— Златан достаточно не предсказуемый?

— Да нет, не то, чтобы не предсказуемый. Он такой себе – волк одиночка. Притом, что у него есть семья, он не похож на семейного человека. Ибрагимович старается держаться больше сам по себе.

КРОССОВОК СПОКОЙНОГО ИНЬЕСТЫ И ИСПАНСКИЕ КУСКИ МЕТАЛЛА

— Кто в «Барсе» был, скажем так, душой компании? Возможно Дани Алвеш?

— Нет, я бы не сказал, что Дани душа компании. В «Барселоне» нет единоличного лидера в плане шуток, веселья. Там целая группа весельчаков. Тот же Виктор Вальдес, Пике очень веселый парень, Алвеш конечно тоже. Да многие могут хорошо пошутить.

Пуйоль и Хави, к примеру, достаточно серьезные люди. Но при этом Хави тоже любит отпускать шуточки. Иньеста просто супер спокойный парень. Он постоянно в себе. Андрес легко идет на контакт, но он просто сам по себе не очень общительный.

А в общем, как и в любой команде в «Барселоне» любят «потравить». К примеру, запросто могли перед началом теории прилепить пластырем на доску для разбора игры, чей ни будь кроссовок.

— В «Барселоне» было прозвище – Чигри?

— Нет. Там меня называли — Чигро.

— Вообще, насколько мне известно, в стане «сине-гранатовых» почти у каждого футболиста есть свое короткое прозвище?

— В основном дают прозвища, сокращенные от имени или фамилии. К примеру, Пуйоль – Пуи, Херард Пике – Джерри, Абидаль – Аби, Месси – Лео и так далее.

— Золотая медаль чемпионата Испании имеет особое место в коллекции наград и трофеев?

— Да нет. Она для меня не имеет особого значения. Потому что не так много матчей провел в чемпионате. Все эти медали и трофеи – не более, чем куски металла, который никогда не заменит мне сыгранных матчей, удовольствия от игры и побед.

— Дима, как считаете, в чем главные сходства и отличия в тренировочном процессе Хосепа Гвардиолы и Мирчи Луческу?

— Этих отличий миллион, впрочем, как и сходств. Я думаю, это тема для нескольких интервью, у нас просто времени не хватит это обсуждать.

— С кем-то из игроков каталанского клуба поддерживаете отношения?

— С Максвеллом, хотя сейчас общаемся не так часто, как на первых порах после моего ухода из «Барсы».

Недавно Хави писал, спрашивал, как дела? Это было после первого матча за Суперкубок Испании. Говорил, что «Реал» в тот момент находился в лучшей форме и немного их «помял», было тяжеловато.

— После того, как вернулись в «Шахтер», что-то изменилось в клубе, команде? Или было ощущения, что никуда и не уезжали?

— В каком плане? Двери те же на базе, может новые ручки, не знаю. А если серьезно, то команда стала уверенней, это сразу бросилось в глаза. К тому же до моего ухода в «Барселону», «Шахтер» играл на «Олимпийском», а после возвращения домашние матчи команда уже проводила на «Донбасс Арене». Это, конечно была существенная перемена.

— Прошлый сезон был самым успешным для «Шахтера» в Лиге чемпионов. Команда дошла до четвертьфинала, где встретилась с «Барселоной». К сожалению, травма не позволила сыграть против бывших одноклубников…

— Конечно, хотелось сыграть, но что поделаешь? Перед первым матчем на «Камп Ноу» в тоннеле, ведущем к полю перекинулись парой-тройкой слов с некоторыми игроками. Затем, уже после матча зашел в раздевалку, и пообщались более обстоятельно.

Очень приятно было, то, что все без исключения, включая докторов, сотрудников научной группы, операторов пришли поприветствовать. Это лишний раз подтверждает, что их отношение ко мне было искренним. Так как у меня есть возможность для сравнения. Когда я еще был в «Барселоне», мы неоднократно играли с командами, в которых выступали экс-игроки «Барсы». Тот же Глеб, например.

Мне было приятно, что меня приняли очень тепло.

ОТБРАСЫВАЮЩИЕ НАЗАД ВОЛНЫ

— Травма в мартовском матче с «Волынью» выбила вас из строя на полгода. Пожалуй, это был один из самых тяжелых периодов в карьере?

— Тяжелыми были последние полтора месяца, когда я уже тренировался и выполнял серьезный объем работы, но никак не мог добраться до общей группы. Это было не просто.

Уже понимал, что на костылях отходил, общую реабилитацию прошел, но приступить к полноценным тренировкам с командой никак не мог. Меня словно волнами постоянно отбрасывало назад.

— Сейчас эти трудности уже позади. Вы вернулись в строй, успели сыграть не только в Премьер-лиге, но и в Лиге чемпионов. Результаты матчей в Португалии и на Кипре несколько запутали турнирные перспективы участников квартета «G»?

— Я не думаю, что результат на Кипре мне стоит, как-то комментировать, а что касается нашего матча с «Порту», то естественно мы рассчитывали на другой результат. Успех в выездном поединке на старте турнира открывал бы не плохие перспективы и придал уверенности, но, к сожалению, мы проиграли.

Вся борьба за выход из группы впереди. Трагедии из поражения в Португалии никто не делает. Впереди у «Шахтера» два домашних матча и мы сделаем все возможное, чтобы взять в них максимальное количество очков.

— Спасибо большое Дмитрий за то, что нашли время и пришли в гости к hotsport.com.ua. У вас есть возможность обратиться к болельщикам «Шахтера» и выразить им свои пожелания.

— Спасибо вам большое, за то, что пригласили. Болельщикам «Шахтера» я хочу пожелать, чтобы они в любой ситуации оставались с командой. Я думаю, они уже убедились, что клуб, команда находятся на правильном пути. Уверен, что этот путь приведет «Шахтер» к большим победам. Дорога, ведущая к успеху, никогда не бывает гладкой, иногда приходится падать, но именно в такие моменты поддержка болельщиков особенно важна.

Всем здоровья, вдохновения и оптимизма. Верьте в команду и поддерживайте «Шахтер»!


Топ клубов мира



Топ игроков



Лучшие сборные

© Сайт про Дмитрия Чигринского - при публикации на вашем сайте наших материалов прямая ссылка обязательна!